Процесс бедных рыцарей Храма

Рыцари Храма Рыцари Храма

Зависть к богатству тамплиеров должна была быть невероятной. И папы, и короли — все они видели, что Орден вкладывает невозможные деньги, занимаясь строительством, которое не под силу никакому другому ордену. Откуда эти деньги? Сколько шпионов в Орден ни засылали, ответа, скорее всего, не получили.

Тамплиеры умели хранить свои тайны. Вся их система была организована так, что посвящение в тайны давалось только избранным, а таковых было не так уж много. В чем-то эта система посвящения была сходна с организацией тайного братства «свершенных», то есть катаров. И некоторых тайн не знали даже высокопоставленные братья.

Тайна, что за океаном лежит Новый Свет, была именно из таких. И тайна, что церковь придумала «нужного» себе Христа и заставила всех в него поверить, была второй такой тайной. За первую Орден пустили бы «в расход» все, кто желал обогатиться. За вторую — все, кто жаждал держать в своих руках мир.

Король Филипп Красивый засылал к тамплиерам своих доверенных лиц, но толку от них было немного. Он и сам попытался вступить в Орден и стать его Великим Магистром, но королю вежливо отказали, сославшись, что в Уставе запрещено совмещать две этих должности. Недовольны поведением тамплиеров были и папы. Рыцари все чаще отказывались становиться карателями и идти войной против христиан в Европе. А когда они наконец-то получили Кипр и стали считать себя полными хозяевами мира, ничуть не| хуже папы и короля по статусу, терпение и у Филиппа, и у папы лопнуло. Тем более что советник короля Гийом де Ногарэ положивший начало травле рыцарей, обвинив их в ереси, и руководивший позже разгромом Ордена тамплиеров и арестом его Великого магистра) со слов изгнанного из Ордена брата Флуарака рассказывал какие-то совсем уж дикие истории. В Европе полным ходом шла борьба с еретиками, дымились костры инквизиции, поэтому разделаться с непонятливыми рыцарями было несложно — достаточно обвинить в ереси. И можно завладеть сказочными богатствами, которые не дают спокойно спать! Только бы не узнали, не ускользнули, не успели спрятать сокровища... И для вида поддерживая дружеское расположение к рыцарям Храма, Филипп придумал сатанинский план. Сначала он уведомил папу Климента V, будто у него имеются бесспорные доказательства, что рыцари Храма замечены в ереси и содомии. А всем бальи и сенешалям Франции и разослал особые письма, вскрыть которые они должны были накануне 13 октябри 1307 года, ночью. Письма были предусмотрительно отправлены 14 сентября. Между тем, король делал вид, что все идет нормально, даже пригласил Великого магистра Жака (Якова) де Молэ на похороны жены своего родного брата точно за день до ареста, 12 октября, и тот держал траурный шнур ее балдахина... А на рассвете по всей Франции прошла волна аре-с тов. В одном только парижском Темпле нзяли сто сорок братьев...

Знали ли об арестах рыцари, было ли что неожиданностью? Очевидно, о чем-то догадывались, что-то знали наверняка, потому что очень многие рыцари попали под арест, но важные бумаги — нет. Престарелый магистр спокойно дал себя захватить — бегать он не привык. Это был гордый, сильный и мужественный человек. «Отрекайтесь на словах, не отрекаясь в душе, — так он сказал своим рыцарям. — Пели можно открытием малых тайн сохранить большие, почему бы так и не сделать?» Единственное, чего старый тамплиер не смог предположить, — что рыцарей станут пытать самым чудовищным и беспощадным образом, буквально с кровью выдавливая показания.

«Следователи» жаловались, что им не хватает инструментов, и существовал даже «отдел», который изобретал простые и кровавые способы вызнать всю «подноготную». Одного рыцаря на процесс внесли с уложенным на животе мешочком, в котором лежали сожженные и обратившиеся в прах ступни его ног. Пытали и Великого Магистра. По одной из версий именно этой пытке мы и обязаны существованием туринской плащаницы. При этой пытке присутствовал и сам король. Сначала Жаку дэ Молэ перебили ноги, потом приколотили к кресту руки, затем на единый гвоздь насадили обе ступни. На голову ему надели венец из острой проволоки и задавали вопросы, пока он не потерял сознания. Но до смерти довести дело не дали, таков был приказ. Магистр нужен был королю и папе кающимся и поверженным, совершенно раздавленным человеком. Поэтому с креста его сняли и завернули в найденную при обыске дома плащаницу, которую использовали во время обрядов. Так что изображение, которое появилось на плащанице в результате странной химической реакции от выступивших из плоти крови, пота и лимфы, принадлежит Великому Магистру Жаку де Молэ. Может быть, именно поэтому Ватикан и не питается упорствовать, что туринская плащаница запечатлела образ Сына Божьего? Там-то уж наверняка знают, чей это священный образ...

Процесс над тамплиерами с переменным успехом длился около семи лет. За это время многие рыцари погибли, многие Пыли искалечены и разорены (применялась конфискация имущества), и вот, наконец настал день, когда был зачитан приговор.

22 мая 1312 года Орден был упразднен, а все его имущество отходило короне и другим рыцарям — госпитальерам. Последнюю точку в этой истории должен был поставить показательный суд для народа. Для зачтения приговора Великий Магистр и Приор Нормандии 18 марта 1314 года Пыли выведены на паперть Собора парижской Богоматери. И когда этот приговор пыл им зачитан, Жак де Молэ прокричал собравшейся ради такого случая толпе. «Все обвинения добыты под пыткой и являются ложью, а Орден и устав его чисты и незапятнанны». Тотчас же пожизненное заключение было заменено сожжением на костре. Кающегося Великого Магистра не получилось. И Жак де Молэ, и Жоффруа де Шарнэ были сожжены той же ночью на Еврейском острове в Париже.

Существует легенда, что за сожжением наблюдали все заинтересованные лица. И когда пламя стало пожирать тело Великого Магистра, он сказал своим мучителям следующее: «И ты, Филипп, и ты, Климент, и ты, Ногарэ, не доживете до следующего года, будьте вы прокляты». Король, Папа и Ногарэ погибли буквально через пару месяцев... А орден?

Орден был уничтожен. Но не весь, и не совсем, и не везде. Часть рыцарей слилась с госпитальерами, с которыми теперь им делить было уже нечего. Часть — на востоке Центральной Европы — с тевтонцами. Часть бежала в Англию, где король не был столь агрессивен, часть — в Шотландию, где король был весьма заинтересован и в знаниях тамплиеров, и в их честной службе. А некоторые филиалы Ордена даже не были расформированы, в частности в Португалии, где Орден Храма получил новое название — Орден Христа. Но самым, конечно, обидным для короны было то, что все богатства тамплиеров уплыли из-под рук. Ничего, кроме печатей с голыми людьми неведомой страны, добыть так и не удалось. Зато в ночь перед арестом из Темпля выехало несколько груженых повозок, и направилось в сторону городских ворот. Повозки взяли курс на Руан. Там в устье Сены уже стояли наготове корабли, которые вышли в море и то ли повернули на восток, то ли двинулись через Ла-Манш к Англии.

Автор: Лин фон Паль
 
Эпоха Возрождения

Читайте в рубрике «Эпоха Возрождения»:

Процесс бедных рыцарей Храма
 

RuCaptcha - заработай на вводе каптч
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам