Рыцарские ордена Святой Земли

Рыцарские ордена Рыцарские ордена

За пару темных веков свет античности благополучно угас. И новые варвары, впитавшие непогрешимую новую религию, столь отличную от их многочисленных северных традиций, считали знание особой разновидностью неверия. Христианство очень удачно наслоилось на местные суеверия, с которыми священники предпочли не связываться, и теперь эта невероятная путаница прочно засела в головах благонамеренных варваров-христиан. Конечно, им было опасно позволять читать древние тексты, ведь неизвестно, что в этих текстах могло вычитать невежественное население. Пришлось и церковные апокрифы урезать, чтобы случайно не оказалось, что церковь как институт вовсе и не нужна, и даже запретить самостоятельное чтение Библии!

Так что, к началу крестовых походов ученостью могли похвастаться только избранные. И, как правило, это были монахи и рыцари, имевшие доступ к собраниям книг. Именно они-то и открыли для себя античную и арабскую литературу, в которой оказалось много удивительного и интересного. Мир, создавший эту литературу, либо Христа вовсе не знал, либо им не ограничивался. Зато рассказывалось в этих древних манускриптах о естественных науках, математике и магии. Ибо до христианской эпохи не существовало науки в том виде, в котором мы ее знаем, большей частью она входила в магию.

Источником знаний были и немногочисленные иудеи, бежавшие на юг Европы. Они принесли древнюю традицию каббалы. Церкви, конечно, этот интерес не нравился, но время активного противодействия еще не пришло: пока существовали язычники, она выполняла роль объединяющего европейцев центра, и вопрос веры был важнее вопроса территориальной принадлежности. Франк ты или сакс — все равно христианин. Возможно, если бы не сформировались потом национальные церкви и мирская власть не стала важнее Небесной, мы бы веку примерно так к ХIII-му имели объединенную Европу — огромную, сильную клерикальную сверхдержаву. Но не сложилось...

Неожиданно оказалось, что рожденное в недрах общества рыцарство, является мощной, неукротимой и весьма опасной силой. Язычники на католических землях почти закончились, а вся масса, вооруженная и ищущая подвигов или знаний, мешает нормальному неторопливому течению жизни. Пришлось срочно искать «образ врага». И, конечно, т. питым оказались мусульмане. Тем более что они к этому времени тоже успели созреть для аналогичных поисков. Поскольку обе религий родились из одного и того же иудейского источника, то пропасть между конфессиями оказалась непреодолимой. И решить спор о месте Христа на Небесах и на земле могла только хорошая резня. Верные и неверные (это уж с какой стороны смотреть) начали кровавую охоту друг на друга.

Вся эта многоязычная рыцарская волна устремилась в Палестину, чтобы отбить у мусульман Гроб Господен, а также сокровища, которые, как все точно знали, находятся в Святой земле. Рыцари сошлись на подвиг буквально со всего европейского света. Именно из них и родились рыцарские и рыцарско-монашеские ордена, которые сыграли свою роль в нашей истории.

Эта орденская история овеяна легендами, славой и хранит множество тайн. Некоторые из этих тайн связаны с походами в Святую землю, а другие имеют ещё более древние источники.

Первые ордена родились именно на Святой земле. По месту рождения они получили и свои наименования: иоанниты, или госпитальеры, — от «госпиталя» — больницы для паломников, направлявшихся в Иерусалим, в котором они располагались (при той же больнице вырос потом и немецкий, или тевтонский, орден, имевший сначала подчиненное иоаннитам положение), тамплиеры, или рыцари Храма, — от храма Соломона, где была их штаб-квартира. Существовали также Орден рыцарей Гроба Господня, очевидно, родственный тамплиерам, и Орден рыцарей Святого Якова. Эти пять рыцарских Орденов и были самыми значимыми в Средневековом мире.

Отличались рыцари формой своих крестов на одежде и цветом плащей. У иоаннитов плащи были черными, а крест изображался на левой стороне и был белым, с раздвоенными концами; у тамплиеров — на белом плаще слева на груди, точно против сердца, раздвоенный крест — такой же, как у госпитальеров, но алый. Рыцари Гроба Господня носили белые плащи со дополнительными странными алыми крестами (четыре малых креста вокруг свастикообразного большого); яковиты— белые плащи с алым крестом сложной формы, отдаленно напоминающим крест храмовников, с изображением раковины в центре; а у тевтонских рыцарей был белый плащ с черным крестом, точно таким же, как у иоаннитов. Кроме этих рыцарских орденов, в период между XII —XIII веками существовало еще семь, которые возникли позже и уже но были связаны с Иерусалимом. Зато многие из них были связаны с тамплиерами. Но самым странным и самым секретным был Орден Сиона, возникший еще до первого крестового похода— в своем романе Дэна Браун называет его «Приорат Сиона». Считается, что именно Орден Сиона и стал родоначальником Ордена бедных рыцарей Храма. Когда возник сам Ордоп, с достоверностью не ведает никто. По одним сведениям, произошло это лет за двадцать до рождения Ордена Храма, а по другим — этот очень небольшой и законспирированный Орден существовал в лоне Иерусалимской церкви чуть ли ни с самого ее основания. Во всяком случае, аналог столь же древнего и столь же неизученного рыцарского Ордена существует— это эфиопский Орден Святого Антония, образованный в IV веке н. э. О нем практически не осталось свидетельств. Известно лишь, что его рыцари носили черные с синим мантии с синими трехконечными крестами на груди, а старшие рыцари имели на одежде двойные кресты. Во многих европейских странах имелись ответвления Ордена Святого Антония, и сомневаться в его существовании вряд ли пришлось бы, если бы не одна деталь. Средневековые тексты сообщали, что «...в 370 г. от Рождества Господа нашего Иоанн, император Эфиопии, известный как Prestor John, собрал монахов в духовно-рыцарский орден под именем и защитой св. Антония, патрона его империи, и даровал им многие привилегии. И когда они стали рыцарями, они приняли вышеупомянутый устав св. Василия и его установления». А когда в Средневековом повествовании появляется этот самый Prestor John (в русском варианте Пресвитер Иоанн), то есть очень большая вероятность, что речь идет о фальшивке, поскольку еще никому не удалось доказать, что этот Prestor John когда-либо существовал на самом деле.

Однако (может, не с 370 года, а позже) Орден Святого Антония хорошо известен в Европе. Образован он был для защиты христианской веры и особое значение имел для севера Африки, где к X веку усилилось влияние ислама. Вероятно, и Орден Сиона, возникший в Иерусалиме, тоже был неким сдерживающим фактором набирающего силу ислама. Но, это была всего лишь одна грань его деятельности. В XI веке, когда Орден официально обнаружил свое существование, во главе его стоял потомок Меровингских королей Готфрид Булонский. Он и был Великим магистром Ордена Сиона. Известно также, что Орден Храма был образован на основе Ордена Сиона и далеко не сразу утверждён католической церковью, с милостивого соизволения которой могли существовать подобные организации в Средневековой Европе.

Первым Великим магистром Ордена Храма был рыцарь Гуго де Пейн. На протяжении более чем десяти лет в Орден входило всего девять рыцарей. С самого момента его возникновения и до наших дней с чтим рыцарским духовным Орденом связано немало загадок.

Несколько проще говорить о госпитальерах или, например, тевтонцах. Ордена как Ордена, простые и понятные. Если у них и имелись тайны— так только внутреннего характера, связанные с текущей политикой или утаиванием сокровищ. В вере своей — абсолютные ортодоксы. В Святой земле снимались обычным рыцарским делом — войной и грабежами. Никто их никогда от церкви не отлучал и на костре не сжигал. В общем, обыкновенные благочестивые рыцари. А на один из запретов, содержащихся в Уставе Ордена госпитальеров в пункте «О том, как братья должны подавать людям хороший пример», я специально хочу обратить ваше внимание: «Никто из братьев не должен иметь дела с людьми, от церкви отлученными, либо с теми, кто публично анафеме предан, кроме специально разрешенных случаев».

Девять рыцарей и первый крестовый поход

В 1095 году от Рождества Христова император Византии Алексей Комнен имел несчастье попросить у его святейшества римского папы Урбана II некоторое количество рыцарей для защиты христиан Палестины в связи с растущей угрозой нападения турок-сельджуков. Если император был дальновиднее, никогда бы к его святейшеству с этой просьбой не обратился. В ответ на прошение он ожидал получить человек так двести отлично подготовленных рыцарей и быстро навести порядок и ничего более.

Но просьба императора оказалась весьма кстати. С язычеством в Европе в основном было покончено, а что делать с неуправляемой и дикой рыцарской толпой, занимающейся все больше и больше грабежом и разбоями, папа не знал. Престиж церкви стремительно падал. Просьба императора оказалась подарком судьбы. И папа лично обратился к жителям с призывом идти и отвоевать у мусульман Гроб Господен. За это благое дело он обещал отпущение всех прошлых и будущих грехов, что, учитывая весьма недобродетельную жизнь «воинов Христа», было весьма гуманно и привлекательно. Не забыл папа упомянуть и то, что все погибшие на Святой земле, «автоматически» — без пребывания в чистилище — отправятся в рай. Поскольку дикие рыцари никаким другим способом оказаться в этом блаженном месте не могли, они тут же откликнулись на призыв. И император вместо организованной рыцарской колонны получил толпы жестоких и беспощадных убийц, мечтая только об одном— поскорее сплавить всю эту свору за пределы Европы: опасные турки по сравнению с подарком папы были даже безвреднее.

Переправившись через Средиземное море толпа «воинов Христа» начала жечь и убивать все, что попадалось на пути. А на пути, между прочим, лежали христианские малоазийские города, которые и были стерты этой волной до основания. Путь крестоносцев лежал к прекрасному и богатому городу Иерусалиму, где в мире и покое жили иудеи, мусульмане и христиане.

Вот тут-то Готфрид Булонский и начал некие, весьма тайные, переговоры с рыцарями Южной Франции, и в город Иерусалим срочно отправились девять избранных — во главе с Гуго де Пейном и Годфруа де Сент-Омером. В 1099 году они образовали в Иерусалиме Орден Храма. Как указывалось, целью рыцарей была защита паломников на дорогах Палестины. Если учесть, что рыцарей было девять, то пользы от их защиты ждать не приходилось. Тем не менее эти девять первых тамплиеров остались в Иерусалиме. Никакой защитой паломников они, конечно же, не занимали, однако делу них было немало. Рыцари, которым Иерусалимский король выделил в качестве обители дом, построенный над развалинами храма Соломона, дружно копали. Этот ход тамплиеров, проложенный в скальном основании под фундамент храма, был обнаружен в XIX веке английскими археологами. Что раскопками занимались именно тамплиеры, доказывать не надо: археологи нашли шпоры, остатки орудий труда, вооружения. Но что они выкопали? И почему срочно отправили во Францию все к тому же Бернарду Клервосского двух делегатов с находками? Сколько известно, это были тексты, которые никто из рыцарей самостоятельно прочесть не мог. Впрочем, тут нужно учитывать, что рыцари были неграмотные, потому что грамотность считалась унизительной для военного сословия. Даже последний Великий Магистр Ордена Жак де Моле считал, что это дело духовенства, благородному рыцарю знать грамоту противоестественно. Поскольку духовенства среди них не было, а доверить тайну никому из местных было нельзя, они и поспешили на французский юг, где в большом количестве проживали бежавшие из Палестины и давно ассимилировавшиеся среди франков евреи. Кто-то (кто — нам не известно) найденный текст перевел. После чего посланцы вернулись и работы возобновились с удвоенной силой.

Впрочем, кое-что о том, что тамплиеры могли найти в подземелье храма Соломона, стало известно после находки египетским юношей Мухаммедом Али в середине прошлого века кумранских рукописей. Среди найденного был так называемый Медный свиток (поскольку был сделан из меди). Когда после мучительного разворачивания и разрезания медных листов удалось прочесть текст, выяснилось, что аналогичный свиток был захоронен и в самом святом для каждого еврея месте — под храмом Соломона. Текст Медного свитка выглядел так:

«В крепости, которая в долине Ахор, сорок локтей под ступенями, ведущими к востоку: сундук с деньгами и его содержимое семнадцать талантов весом.

В надгробии, в третьем ряду каменной кладки: легковесные слитки золота.

В Большой цистерне, которая во дворе перистиля, в облицовке ее дна, 1 сокрыты в углублении против верхнего отверстия: девятьсот талантов.

В водостоке места бассейна: сосуды для десятины, среди них сосуды вместимостью в 1 од и амфоры — все с десятиной и припасами Семилетья и второй десятиной, от сточных отверстий до впускного отверстия и на дне желоба шесть локтей с севера в сторону выдолбленного водоема для погружений.

Восходя по лестнице убежища с левой стороны, три локтя над полом: сорок талантов серебра.

В Соляной яме, которая под ступенями: 42 таланта.

В углублении старого Дома дани на Плите цепи: шестьдесят пять слитков золота.

В подземном ходе, который во дворе: деревянная бочка и внутри мера не десятинного добра и семьдесят талантов серебра.

В цистерне, которая в девятнадцати локтях против восточных ворот, в ней сосуды в углублении, которое в ней: десять талантов.

В цистерне, которая под стеной на востоке, в уступе скалы: шестьсот кувшинов серебра (и под Большим порогом).

В водоеме который на востоке, в яме в северном углу, зарыто на один локоть: четыре (сосуда) 22 таланта.

Во дворе девять локтей под южным углом: золотые и серебряные сосуды

для десятины, кропильницы, чаши, жертвенные кубки, сосуды для возлияний, всего шестьсот и девять.

Под другим, восточным углом зарыто на шестнадцать локтей: 40 талантов серебра.

В шахте которая на севере его: сосуды для десятины и одеяния. Ее вход под западным углом.

В могиле, которая в стволе ее шахты на севере, три локтя под телом: 13 талантов.

В большой цистерне, в отверстии в колонне на севере ее: [...] талантов.

В подводящем канале, который [...], как войдешь, четыре [...] локтя [...] 40 талантов серебра в сундуке.

Между двумя давильными прессами для масла, которые в долине Ахор на полпути между ними, зарыто на три локтя, 2 горшка, наполненные серебром.

В яме, которая в дне давильного пресса: 200 талантов серебра.

В восточной яме, которая к северу, в выемке: 70 талантов серебра.

В шлюзе плотины долины Секака зарыто на один локоть: [...] 30 талантов серебра.

...Во внутренней комнате площадки Двойных Брат, обращенной к востоку, в северном входе зарыт на три локтя сокрытый там кувшин: в нем один свиток, под ним 42 таланта.

Во внутренней комнате угла сторожевой башни, которая обращена к иостоку, зарыто у входа на девять локтей: 21 талант.

В гробнице царицы, на западной стороне, зарыто на двенадцать локтей 9 талантов.

В люзе плотины, который в мосту верховного жреца, ...девять локтей... талантов...

...В водопроводной трубе, которая на восточной тропинке к Сокровищнице, что рядом с входом — кувшины для десятины и свитки меж кувшинов.

Во Внешней долине в середине Круга на камне, зарыто на семнадцать локтей под ним; 17 талантов серебра и золота.

В шлюзе плотины при выходе из теснины Кедрона, зарыто на три локтя: 7 талантов.

На стерне Шаве, обращенной к юго-западу, в подземном ходе, выходящем на север, зарыто на двадцать четыре локтя: 67 талантов.

В оросительной цистерне Шаве, в стоке, который в ней, зарыто на одиннадцать локтей: 70 талантов серебра.

В сточной канаве, которая в нижней части цистерны (для сбора дождевых вод), зарыто на расстоянии три локтя и два [?] от ее дна, в обмазке ее стенок четыре статера.

Во Второй ограде в подземном ходе что обращен на восток, зарыто на восемь и половину локтя: 24 таланта.

В подземных ходах пещер в ходе обращенном на юг, захоронено в обмазке на 6 локтей 22 таланта.

В воронке: серебро из освященных приношений.

В трубе для вод, которые стекаются к сточному бассейну, захоронено на семь локтей от широкой части в сторону отверстия их стока 9 талантов.

В гробнице, которая к северу, у входа в теснину Места пальм, у выхода из Долины, все в ней освященные приношения.

В сточном желобе, который в цитадели Сенаа, открывающимся на юг во втором ярусе, где он тянется вниз сверху: 9 талантов.

В цистерне Ущелья бездн, которая питается из Большого вади, в ее полу 12 талантов.

В водоеме который в Bern Керем, десять локтей на его левой стороне, как войдешь: 62 таланта серебра.

В чане давильного пресса для оливкового масла, в его западной стенке каменная затычка в два локтя (это отверстие): 300 талантов золота и десять сосудов для служб.

Под надгробием Авессалома, на западной стороне зарыто на двенадцать локтей 80 талантов.

В отстойном бассейне Купальни с проточной водой под сточной канавой: 17 талантов.

[...] в его четырех внутренних угловых опорах сосуды для десятины, внутри них монеты с изображениями.

Ниже южного угла портика в гробнице Цадока, под площадкой экседры сосуды для отбросов десятины, порченой десятины, внутри них монеты с изображениями.

...В могиле, которая под брусчаткой: 40 талантов.

В могиле простых людей, которые умерли освобожденными от совершения предписанного обряда чистоты: сосуды для десятины или отбросов десятины, внутри них монеты с изображениями.

В Доме двух водоемов, в водоеме как войдешь в него из его отстойных бассейнов: сосуды для десятины, внутри них монеты с изображениями.

В выдолбленных камерах западной могилы разбросаны 900 талантов золота: в кувшинчиках 60 талантов. Вход ее с запада. Под запирающим камнем кувшинчики. Под порогом погребальной камеры: 42 таланта.

В горе Геризим под входом верхней шахты: один сундук, и его содержимое, и 60 талантов серебра.

В устье источника Храма: серебряные и золотые сосуды для десятины и денег, всего там 600 талантов.

В Большом стоке Чаши: утварь Дома чаши всего весу там 71 талант двадцать мин.

В яме примыкающей с севера, в отверстии, открывающемся к северу, захоронено у его стока: копия этого документа с объяснением и своими измерениями, и опись каждой вещи, и другое».

Попробуйте сосчитать, сколько талантов золота и серебра было спрятано в потайных местах. Если рыцари Храма нашли подобные сокровища, что ж удивляться, что они быстро разбогатели?! Но в подземелье храма Соломона имелось и нечто более драгоценное — свитки. И свитки эти быстро вывезли во Францию. Иначе непонятно, почему бы после посещения Гуго де Пейном набирающего вес Бернара Клервосского тот быстро согласился с необходимостью перевести Орден из подчинения Иерусалимскому патриарху под непосредственную власть Святого Престола. И почему Орден стал полностью неподконтрольным никому, кроме Папы. Очевидно, то, что нашли рыцари, стоило такого «особого» участия. Ох, стоило. Ведь к возвращению рыцарей Храма во Францию Бер-нар Клервосский и Гуго Шампанский (оба в курсе раскопок) выстроили на вендеврских болотах Замок Железных Часовых — весьма любопытное сооружение, куда можно было добраться только, зная секрет исчезающей» дороги: хитроумные создатели провели путь к замку по затопленной шахте. При помощи особого устройства воду можно было на короткое время отвести, затем дорогу снова скрывала вода. Считается, что находки тамплиеров хранились именно в этом надежном месте.

Достоверных сведений о том, что это были за сокровища, нет. Но если верить слухам и намекам, то рыцари обнаружили опасные тайны, своего рода документальные свидетельства, которые могли повлиять на судьбы мира, а также некое древнее знание. Некоторые найденные рыцарями тексты могли открыть им глаза па настоящую, отличную от официальной версии, историю христианства, которая не имеет отношения к смерти человека по имени Иешуа. И вполне понятно, что эти тексты что-то смутно напоминали.

Автор: Лин фон Паль
 
Средние века

Читайте в рубрике «Средние века»:

Рыцарские ордена Святой Земли
 

RuCaptcha - заработай на вводе каптч
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам