Руфь Монтгомери

Руфь Монтгомери Руфь Монтгомери

Как бы отреагировал сейчас мир, если какая-нибудь известная и серьезная журналистка, скажем Паула Зан, объявила о завершении профессиональной карьеры и через пару лет опубликовала книгу, написанную якобы автодисьмом, то есть при помощи «духовных наставников», которые использовали бы ее в качестве проводника для передачи важных сообщений из потустороннего мира? Подобное заявление вызвало бы такой взрыв смеха, что он бы и в самом деле привел к сдвигу полюсов, о чем так часто говорят в последнее время.

Но когда в 1970 году на такой шаг отважилась уважаемая журналистка из Вашингтона, над ней никто не смеялся, а даже наоборот — ее поддержали и стали делиться с ней опытом из мира необъяснимых событий. Своим заявлением она не только оттолкнула от себя людей, но и придала весомости тому роду занятий, который до нее считался уделом шарлатанов и сумасшедших.

Руфь Монтгомери (Ruth Montgomery) родилась в 1913 году на юге штата Иллинойс. Она была типичной американской девчонкой, жившей на Среднем Западе, чьи предки приехали в Новый Свет из Англии и Германии еще до Американской революции.

Когда Руфь училась в старших классах, ее семья переехала в Вако, город в штате Техас, где девочка закончила школу и начала заниматься своей основной профессией. Она всегда хотела быть корреспондентом, но, конечно, не могла себе представить, что достигнет такого успеха в журналистике. Она была единственным ребенком в семье, верила в Бога, и в детстве ее совершенно не касались паранормальные события, хотя у нее была тетя с определенным сверхъестественным даром, к которой серьезно никто не относился. Многим покажется странным, что у Руфи не было явных друзей. Она всегда и во всем оставалась рассудительной и правдивой журналисткой.

В 17 лет Руфь устраивается на работу в качестве репортера в Вако и проходит хорошую школу выучки. Перед ней открываются блестящие возможности для дальнейшего роста, и она переезжает в столицу США, город Вашингтон, где встречается со своим будущим мужем Бобом, и добивается больших успехов в работе.

Работая журналисткой в Вашингтоне, Руфь освещала деятельность пяти президентов, начиная с Франклина Рузвельта и заканчивая Линдоном Джонсоном. Она даже являлась президентом ассоциации по пресс-конференциям Белого дома при президенте Рузвельте, а позднее стала президентом Государственного женского пресс-клуба. К ее работе в Вашингтоне нельзя было придраться: она была безупречна. Руфь считалась уважаемым человеком, и ее довольно часто можно было видеть на ужинах в Белом доме.

Она вела не только свою колонку в газете, но и писала книги, в числе которых «Приветствие вождям». В общей сложности Руфь написала 16 книг, последнюю — в возрасте 87 лет. Один из ее ранних трудов посвящен проявлению сверхъестественных возможностей сознания. В 1965 году она издает книгу «Дар предвидения», ставшую бестселлером. В ней рассказывалось о самом выдающемся экстрасенсе того времени Джейн Диксон. Работая над книгой, Руфь более подробно узнает о сущности экстрасенсорных явлений.

Через пару лет после этого Руфь получила задание написать репортаж о спиритических сеансах. Этот репортаж должен был перерасти в серию программ из семи или восьми частей, предназначенных для центральных каналов телевидения. Проводя исследования, Руфь посетила бесчисленное количество сеансов, и ее окидывали оценивающим взглядом» многие медиумы. Главная задача журналистки заключалась в опровержении таких «явлений», как ясновидение и «контактерство», но в итоге Руфь заинтересовалась этой темой даже больше, чем это было необходимо.

А затем она познакомилась с экстрасенсом Артуром Фордом.

Форд находился в Вашингтоне, когда Руфь работала над серией репортажей, и она встретилась с ним, чтобы взять интервью. Войдя в его гостиничный номер, она сразу же принялась опускать шторы и выключать свет — посетив множество сеансов, она знала, что медиуму для работы нужна темнота. Озадаченный Форд вошел в комнату и сказал, что этого вовсе не нужно, он прекрасно мог проводить сеанс и при свете.

Они проговорили несколько часов подряд. Сообщения духов, передаваемые через Форда, захватили Руфь, но она оставалась сдержанной и беспристрастной, пока Форд не передал ей сообщение от ее отца. Она прекрасно помнила, что отец никогда не верил в загробную жизнь, поэтому сообщение об ошибочности его рассуждений на этот счет заставило поверить Руфь в реальность происходящего.

Форд рассказал ей о многом другом, и чем больше он говорил, тем больше смысла было в его словах. Однако твердолобую журналистку не так просто оказалось поколебать, хотя удар по ее позициям был достаточно ощутимым. Как она потом отмечала в интервью: «На следующий день я сделала несколько междугородных звонков, и все, о чем говорил Артур, подтвердилось».

Форд произвел на Руфь сильное впечатление. После их судьбоносной встречи она считала необходимым видеться с ним каждый раз, когда он приезжал в город. Они подружились, и их дружба продолжалась до конца его жизни — и даже после его смерти. Руфь впечатлила Форда не меньше. Во время сеансов он получал сигналы о том, что Руфь тоже обладает экстрасенсорным талантом. Форд объяснил ей, что у нее есть дар к автописьму и она должна попробовать себя в этом деле немедленно. Ей польстило такое предположение, но сначала она отнеслась к словам Форда несерьезно. Через какое-то время еще один знакомый Руфи подтвердил ее экстраординарные способности и заявил, что настало время попробовать себя.

И вот в одно тихое утро 1968 года Руфь Монтгомери взяла в руки карандаш и начала неуверенно выводить буквы на бумаге. «Казалось, что чья-то огромная рука накрыла сверху мою правую руку, и карандаш начал бешено вычерчивать круги и восьмерки»,— сказала Руфь. С того момента ее духовные «наставники» начали передавать через нее информацию, а сама Руфь навсегда вошла в историю.

Занявшись автописьмом, она не отказалась от своей колонки в газете, так как считала новое увлечение делом несерьезным. Хобби оно и есть хобби, и не более того. Когда в 1970 году вышел на пенсию ее муж, она решила оставить журналистику и всем семейством переехать в Мексику.

Вдали от давящей атмосферы Вашингтона, не опасаясь больше за свою репутацию, она всерьез занялась автописьмом.

Всего у Руфи было 12 «наставников», но не все они ей представились. Она поняла, что одним из них сразу после своей смерти, последовавшей в 1971 году, стал Артур Форд. О другом она знала, что его зовут «Лили». Чуть позже выяснилось, что Лили являлся ее другом в предыдущей жизни. Это был дух монаха из XVII века, и Руфь в прошлой жизни была с ним знакома. Было еще примерно десять «наставников», включая собственного отца Руфи, а также Боба, ставшего таковым после своей смерти.

Об отношениях Руфи с наставниками знали лишь ее ближайшие друзья и родственники. Когда духи посоветовали ей собрать все послания воедино и выпустить книгу, она послушала их. Муж Руфи не стал упрекать жену и поддерживал ее в этом начинании, хотя и не особенно верил в то, чем она занималась. Совершенно другая ситуация сложилась у нее с матерью. Та очень настороженно отнеслась к новому увлечению своей дочери и умоляла ее не публиковать книгу. «Руфь, пожалуйста, не делай этого, — просила она.— Президенты обращаются к тебе на «ты». Они приглашают тебя на приемы в Белый дом, поэтому, пожалуйста, не унижай себя. Они подумают, что ты сошла с ума»!

Но Руфь решила, что сообщения были слишком серьезными, чтобы не поведать о них другим, поэтому она собрала все записи вместе и отослала их в издательство. Первая книга наставников «Поиск правды» была опубликована в 1967 году. Страхи матери Руфи рассеялись. Книга не только стала бестселлером, но даже не бросила тень на репутацию Руфи. По сути, книгу приняли без критики и презрения, а бывшие коллеги Руфи не только поддержали ее, но и поделились с ней своим опытом. «Ощущение было такое, будто прорвалась плотина и хлынул поток воды»,— рассказывала Руфь.

Журналистка постоянно получала письма поклонников, в которых общее настроение публики выражалось такой фразой: «Впервые в жизни я поверил в это, потому что многие годы читал вашу колонку и знаю, что вы пишете правду, а не вымысел».

Объясняя свою работу с наставниками, Руфь говорила об обязательности работы каждый день в одно и то же время. По мнению наставников, это необходимо для того, чтобы они могли сдерживать злых духов и быть своего рода привратниками на границе миров. Интересно заметить, что сеанс начинался не по желанию наставников, а с вопроса самой Руфи. Сперва Руфь записывала послания карандашом, но однажды наставники посоветовали ей переключиться на печатную машинку. Она пробовала работать и с более совершенной техникой, но у нее ничего не получилось.

У Руфи сложились свои принципы работы с наставниками: они не должны были ее пугать. «Я не хочу ни видеть, ни слышать вас. Это моя собственная жизнь, я буду записывать ваши послания, но в оставшееся время вы оставите меня в покое»,— говорила она им.

Одним из наиболее значительных достижений в развитии письма Руфи стало понятие «пришельцев». Как она сама объясняла, «пришельцы — это души, которые имеют право и желание прийти в этот мир и заменить в нем другую душу, жаждущую его покинуть... по причине невозможности или нежелания оставаться здесь дальше... При этом душа, покидающая мир, уходит так же, как уйдет каждый из нас после смерти».

Контакты Руфи с наставниками входили в противоречия с некоторыми ее ранними христианскими убеждениями, но как и Эдгар Кейси, который вызывал у нее искреннее восхищение, она нашла объяснение своей позиции.

Оно было очень простым. Так например, она поняла, что развод можно оправдать с точки зрения теории о пришельцах. В один прекрасный день человек осознает, что его жена или муж — это вовсе не тот человек, с которым следует идти вместе по жизни. Душа вашего супруга может попросту «уйти», и в этом случае ее заменит совершенно другая душа. Тогда ваш супруг или супруга проснется однажды другим человеком, поймет, что до сих пор вся его или ее жизнь была абсолютно неправильной, и тогда этот «чужак» воскликнет: «Я не узнаю тебя!» Руфь теперь понимала, почему большинство семей распадалось.

Вопрос об аборте был несколько сложнее. Как можно оправдать аборт? Руфь подчеркивала: «Наставники, как и Эдгар Кейси, говорят, что душа входит в тело в момент или незадолго до момента рождения, а не при зачатии». Что же происходит во время выкидышей или при рождении мертвого ребенка? В таких случаях душа предвидит такое развитие событий и не занимает предназначенное для нее тело. В такой ситуации нерождение зачатого ребенка не является ошибкой или грехом, это лишь небольшое изменение жизненного пути души.

Наиболее волнующими, вероятно, стали послания наставников о предстоящих апокалипсисах и катастрофических происшествиях. Они предсказали смещение в скором времени земной оси, и это выглядело вполне аргументированно. Южный полюс переместится на территорию Южной Америки, а Северный полюс — в сторону Тихого океана. Это приведет к климатическим изменениям, и такие районы, как Нью-Йорк или Флорида, исчезнут навсегда. «Наставники сообщают, что настало время для очищения Земли»,— говорила Руфь.

Сначала наставники передавали через Руфь, что смещение произойдет на рубеже XX и XXI веков. Так как подобные заявления делал и Кейси, у Руфи не возникло сомнений насчет их правдоподобности. Она объясняла, что «за три или четыре года до конца столетия наставники стали говорить о том, что смещение произойдет несколько позже, а сейчас они утверждают, что этого не случится до 2012 года».

В предсказаниях говорится, что президент, который победит на выборах с большим отрывом, поможет людям преодолеть хаос и укажет им на то, что необходимо предпринять в этом «новом мире». Перед своей смертью Руфь уверяла, что этим президентом будет не Билл Клинтон и даже не следующий за ним президент. Она не дожила до событий 11 сентября 2001 года. Некоторые ее оппоненты не относятся к ней серьезно именно потому, что она не смогла предсказать эту трагедию.

Руфь и ее муж Боб прожили в счастливом браке 57 лет. «Я чувствовала себя ужасно, когда умер Боб», — сказала Руфь после его смерти. Но так как она продолжала общаться с ним, то утешилась тем, что «мертвые не уходят, они продолжают жить. И тогда ты понимаешь, что такой вещи, как смерть, не существует вовсе».

В своем последнем интервью в апреле 2001 года Руфь сказала, что она готова присоединиться к своим друзьям по ту сторону мира. Ей было 87 лет, когда вышла в свет ее последняя книга. Ее миссия на Земле завершилась, и она была готова «уйти». Она даже снова начала курить.

Руфь Монтгомери умерла 10 июня 2001 года, оставаясь преданной своей миссии посланницы до последнего вздоха. «Мне не нужны ни деньги, ни признание моих заслуг, я всего лишь простая выпускница колледжа»,— сказала всегда беспристрастная Руфь Монтгомери.

Автор: Ф. Хорнбергер
 
Медиумы

Читайте в рубрике «Медиумы»:

Руфь Монтгомери
 

RuCaptcha - заработай на вводе каптч
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам